Главная

image

Корыткин Анатолий Александрович родился в 1947 году в поселке Бурея, рос в Тыгде. Они с матерью, работавшей бухгалтером, жили в покосившейся «деревяшке». Анатолий с малых лет выполнял многие работы по дому — носил воду, колол дрова, мыл полы. Дома зачастую оставался один: мать, Анна Афанасьевна, как и все другие, работала «от звонка до звонка» — с трудовой дисциплиной в то время было ох как строго.


Раиса Наумовна Савельева, которая восемь лет училась с Корыткиным в одном классе, вспоминает:


— Толя пришел к нам во втором классе и сразу обратил на себя внимание своей серьезностью. Учился он преимущественно на «отлично».


— Тщеславие? Желание быть предводителем?


Раиса Наумовна на секунду задумалась.


— Да нет, пожалуй. Просто по-иному он не мог. Для него такое поведение естественно, как пить, есть, дышать...


В школе у Анатолия было много друзей. Класс был дружным, монолитным; даже через несколько лет после окончания школы они собирались вместе. Для чего? Наверное, чтобы «сверить часы», поинтересоваться прожитыми годами, поддержать друг друга советом и делом.


Он до сих пор помнит живописную деревушку Черняево, что стоит на берегу Амура. Там он часто бывал в гостях у своего одноклассника. Словно в другой мир попадал: там они с приятелем открывали друг другу души, там вся обстановка была как-то проще, естественнее, добрее. Может, добротные дома и зеленые сосны были тому причиной? Анатолий задумывался: почему в его Тыгде живется и беднее, и неуютнее? Наверное, все дело в людях...


Причину неблагоустроенности прежде всего надо искать в себе. Как говорится, каждый — кузнец своего счастья. А общество — это большая группа одиночек. И совершенствование надо начинать с себя. Будет каждому лучше — и общество в целом изменится к лучшему. А значит, благоустроить можно даже Тыгду...


Школу Анатолий закончил с серебряной медалью. Поступил в Хабаровский политехнический институт. По окончании института с дипломом инженера-механика он возвращается в родную Амурскую область, в город Свободный: как говорят, где родился, там и пригодился. За год работы поднялся на одну производственную ступеньку: был мастером — стал начальником смены. И, как когда-то в школе, был зачинателем многих коллективных дел, что, конечно, не осталось незамеченным. И через год ему предлагают должность секретаря горкома ВЛКСМ. Тогда это считалось повышением по службе, и Анатолий согласился. А через некоторое время в его судьбе наметился коренной перелом, хотя секретарь горкома поначалу даже не подозревал об этом. После возвращения из туристической поездки по Японии друзья из Свободненского сельского райкома комсомола пригласили Анатолия поделиться впечатлениями от поездки. И здесь он увидел самую распрекрасную девушку, с которой через год отправился в совместную турпоездку в Венгрию. По возвращении Анатолий и предложил руку и сердце своей суженой. Жена его, Зинаида Васильевна, родом из села Чембары, что под Свободным. Можно сказать, землячка...


Вскоре он был назначен заведующим отделом комсомольских органов обкома ВЛКСМ, затем секретарем парткома домостроительного комбината. Вот где пригодилось молодому специалисту инженерное образование. С ИТР и рабочими он говорил на равных! А в ноябре 1983 года — очередная ступень: его избирают вторым секретарем Пограничного райкома КПСС города Благовещенска.


— Чувствовал, что будет несладко, — говорит Корыткин. — Но от трудностей я никогда не бегал. Представилась возможность проверить самого себя на прочность, и я этой возможности не упустил.


Подходил к концу 1986 год, когда его неожиданно вызвал к себе заведующий организационным отделом обкома КПСС Геннадий Петрович Ворончи-хин. Медленно прохаживаясь по приемной заведующего орготделом, Анатолий Александрович размышлял, зачем он вдруг понадобился начальству. В орготдел чаще всего приглашают по одному вопросу — перемещение по службе. А перемещения эти совершались по трем направлениям: во-первых, по прямой —на такую же должность, но в другое место, — во-вторых, вверх и, в-третьих, вниз. В другой район на аналогичную должность его вроде бы не могли передвинуть — не за что. Вниз? Кажется, тоже не за что — за три года работы вторым секретарем Пограничного райкома «проколов» как будто не было...


Он подошел к окну. По тротуару спешили люди. Каждый — индивидуальность, вместе — общество. В Пограничном районе он в ответе за каждого. «В любом случае придется собирать чемоданы, куда-то переезжать, — понял он.


— Так просто в обком не вызовут...»


Ему предложили Зею. Должность председателя горисполкома. «Справишься?» — без обиняков спросил Геннадий Петрович. — «Постараюсь». — «А точнее?» — «Я на Зею всегда смотрел с восхищением, поработать в Зее — это удача. Одна ГЭС чего стоит! К тому же это недалеко от Тыгды, где я вырос». — «Ну, ни пуха тебе, — протянул на прощание руку заведующий организационным отделом. — Мы на тебя надеемся».


Мы беседуем с Корыткиным в его светлом просторном кабинете. Позади него герб города Зеи, трехцветный российский флаг. Ровной стопкой на столе сложены бумаги, с которыми сегодня Анатолию Александровичу предстоит поработать. Хозяин кабинета вежлив, тактичен, ненавязчив. Временами создается ощущение, что он читает мои мысли...


— На должность председателя горисполкома шли с удовольствием? — задаю я вопрос.


Анатолий Александрович задумывается, тщательно подбирает слова для ответа.


— В то время было трудно говорить об удовольствии. Тогда руководствовались принципом: приказы партии не обсуждаются. А ведь я коммунистом почти пятнадцать лет был. О демократическом централизме знаете? Это из Устава КПСС... Хотя в принципе меня устраивала эта должность. А точнее — работа.


Но и прежней работы было жалко. Привык к ней, к окружению, к друзьям и товарищам. А тут предстояли новые встречи, новые ситуации... В общем, я согласился.


В Зею он приехал в самом начале 1987 года. Зима тогда выдалась суровой снежной. Деревья стояли в нарядных белых шубах. Особенно красиво они смотрелись на Набережной. Во все стороны от гидростанции тянулись высоковольтные линии электропередачи, строгой геометрией радовала глаз водосливная часть плотины.


Он вернулся в свой кабинет, сел в незнакомое кресло, которое придется обживать. Взял ручку и стал набрасывать на бумаге примерный план на ближайшее время. Чувствовал, что трудностей будет немало. Особенно в первое время. Хотя бы потому, что некоторые сложившиеся методы управления коллективом и хозяйством придется пересматривать, возможно, даже ломать Потому что отношение работников к руководству в последнее время изменилось. У людей появилось неуемное желание, с одной стороны, лично участвовать в управлении, с другой стороны — ругать руководство, устраивать «общественный разбор полетов».


Предстояло знакомство с работниками аппарата, руководителями предприятий, учреждений, организаций. Словом, с теми, с кем предстояло быть «в одной упряжке».


- Я взял для себя за правило, — говорит Анатолий Александрович, — не подбирать людей «под себя», а работать с теми, которые есть. Ведь наверняка они знают свое дело. Только к каждому нужно найти ключик...


- Значит, не пришлось начинать заново?


- Нет, конечно. К тому же мой предшественник Виктор Владимирович Черемисин заложил для руководящей работы прочный фундамент, построил добротное здание. Зачем его разрушать? Я многому у него научился. И у тех, кто работал с ним, — тоже. Кстати, многие из его команды до сих пор работа ют в аппарате.


- Назовите хотя бы одно мероприятие, рождение которого связывают с вашим именем.


- Ну, к примеру, проведение праздника — дня рождения города... Раньше


Фонтан на площади Шохина.


Посетивший в 1970 году Зейскую ГЭС поэт Роберт Рождественский пророчески сказал:


Человечество здесь надолго,


Человечество навсегда.


И далее:


Все подсолнухи шара земного


Повернутся на этот свет.


Поэт имел в виду электрический свет, который дадут агрегаты Зейской ГЭС. Так и получилось. Амурский поэт Борис Колпаков откликнулся на стихи Рождественского следующими строчками:


Посреди первобытья земного


Все сбылось, как предвидел поэт,


И подсолнухи шара земного


Повернулись на этот свет.


- Хочется, чтобы каждый человек нашего города жил все лучше и лучше, - продолжает Анатолий Александрович. - Чтобы каждый видел перспективы завтрашнего дня. Люди должны быть уверены, что не случится беды с их детьми и внуками, что об этом заботится администрация города со своими службами.


После паузы добавляет:


- Я ведь теперь далеко не такой эмоциональный, каким прибыл сюда пятнадцать лет назад. Время, заботы вытравили, наверное, сантименты, не до них нынче. Хотя... и без них себя не представляю. От слабости, наверное, не убежишь... А в основном руководствуюсь прагматизмом. Мы даже, помню, создавали группы прагматиков, которые занимались чисто хозяйственными делами.


Экономическая и хозяйственная хватка Корыткина давно была замечена руководителями области. Еще в советское время ему предлагали стать первым секретарем Шимановского райкома партии. Отказался. Потом первый глава областной администрации А. А. Кривченко приглашал его своим заместителем по промышленности. Снова не принял приглашение. Еще один губернатор области, А. В. Сурат, звал его на должность управляющего делами. Но и это не взволновало Анатолия Александровича.


- До чертиков не люблю бумажную волокиту, — сказал тогда он. Корыткин «ждал свою цель», которую должен был поразить. Ему была нужна самостоятельная реальная работа.


- Я по-прежнему считаю, что у коммунистов были прекрасные цели и замечательные лозунги, — говорит он. — Прежде всего — борьба за счастье народа. Не глобальная, не теоретическая борьба, а приземленная, на том месте, где ты находишься, где носишь партийный билет.


В то же время ему принадлежат следующие слова:


- Я считал и считаю глупостью отмену частной собственности на землю. Землей должны владеть те, кто ее любит, умеет на ней хозяйствовать. А таких людей предостаточно. И я обеими руками за нынешнюю сельскохозяйственную реформу.


И он выбрал себе место, где может применить все свои силы и возможности на пользу людям, когда принял предложение возглавить горисполком. Здесь Анатолий Александрович вместе со своей командой продолжил поиск путей развития города гидроэнергетиков Зеи.


(автор В.Волчков, отрывок из книги
«Город у подножия Тукурингры», 2004)