Главная
image

72-летию Победы над Японией посвящается


Амурская правда от 5 сентября 1945 г. поместила на первой полосе приказ Верховного Главнокомандующего, генералиссимуса Советского Союза И. Сталина по войскам Красной Армии и Военно-морскому флоту. «2 сентября 1945 г. в Токио представителями Японии подписан акт безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил», - говорилось в нем.


Закончилась II мировая война. Эту дату, 2 сентября, в те дни 45-го, казалось, будут отмечать, как и 9 мая, всегда — как всенародное торжество. Однако, со временем, красной датой в нашем календаре осталось лишь 9 мая.


Что же мы знаем об этой войне?


В войне против империалистической Японии, в которую вступил Советский Союз 9 августа 1945 г., были начаты боевые действия на Дальнем Востоке и продолжались они меньше месяца. За 2 недели советские воины заняли всю Маньчжурию, Южный Сахалин, Курильские острова, ускорив разгром японских войск, и уже 2 сентября на борту линкора «Миссури» был подписан акт о капитуляции Японии.


В те дни 45-го, «Амурская правда» на своих страницах много писала об освобожденных маньчжурских деревеньках и городах, в том числе и о Сахаляне (современный Хэйхе).


«... Эта наша война с Японией началась утром 9 августа. Несмотря на то, что наш неприятель был буквально рядом, Благовещенск оставался спокойным. Люди самозабвенно трудились на предприятиях и в учреждениях, заботились о противовоздушной обороне, об отражении возможного нападения врага. Никто не дрогнул, когда на рассвете 10 августа загремели пушки. Матери и дети спокойно прошли в бомбоубежища, мужчины и женщины были на своих местах.


…Японцы не выдерживали первых наших ударов. Напротив Благовещенска, на южном берегу Амура в г. Сахалян, они начали в бессильной злобе жечь и разрушать предприятия. Всю ночь на 10 августа над Сахаляном стояло зарево пожаров. Но Красная Армия не дала довести им до конца черное дело. Наши войска форсировали р. Амур, заняли Сахалян и продвинулись дальше на юг на 15 км...»


«Только что покинув Благовещенск и вступив на тротуары Сахаляна, мы почувствовали, как велика разница между этими двумя городами, стоящими на разных берегах Амура. В Сахаляне нет ни прямых улиц, ни ровных дорог, нет той зелени, которой славится Благовещенск. Улицы Сахаляна — кривые и узкие — состоят из самых разнотипных домов. В домах-хижинах — полумрак, сырость, пахнет затхлостью, мышами.


Грязь-всюду. По узким улочкам текут зловонные ручьи. На тротуарах, покрытых гнилыми, поломанными досками, валяются кучи морковной и свекольной ботвы, всевозможный хлам и мусор, к которому здесь, по -видемому, привыкли. На всю эту грязь и антисанитарию никто не обращает никакого внимания».


«У каждого города есть свое лицо, неповторимое, присущее только ему одному. У Сахаляна было два лица. С одной стороны- это типичный город китайской бедноты, мелких ремесленников, лавочников-лотошников, с неумолимым гомоном, с непонятной суматохой. В Сахаляне китайцам нечем было жить. Предприятий было мало, да и на них за непосильный труд платили гроши. Сельским хозяйством заниматься было бессмысленно: весь урожай самураи отбирали. Торговлю японцы так же душили разными запретами, опасаясь, что товары выскользнут из их рук. Под страхом тюрьмы и каторги китайцам было запрещено есть рис, мясо, хлеб, а стало быть покупать и продавать эти продукты.


Но китайцы «торговали». Они продавали маленькие китайский дыни, величиной с кулак, огурцы, перец, длинные витые лепешки из чумизы, фасолевые пампушки с луком, перцем и еще какой-то непонятной зеленью, которую выращивали на своих огородах. Этим они кое-как существовали. У Сахаляна было и другое лицо — пограничного города Маньчжурии, города японских жандармов, шпионов, лазутчиков, диверсантов... Он был полон японскими войсками. На юго-восточной окраине Сахаляна мы видели большой военный городок. На строительстве его работало более двух тысяч китайцев, пригнанных из глубины Маньчжурии. Они умерали от голода и холода, от эпидемий. Японские казармы, офицерские домики, штабные здания и здания многочисленных японских контор и управлений были воздвигнуты на китайских костях. Военщина здесь хозяйничала и управляла всем: и жизнью, и смертью...»


...Закончилась II мировая война, а вместе с ней наступила, действительно мирная жизнь для советских людей. Одним из итогов освободительных действий Красной Армии на территории Маньчжурии было подписание Советским Союзом с Китаем Договора о дружбе и союзе ряда соглашений. Среди них соглашение о Порт-Артуре (предусматривалось в течении 30 лет использовать его в качестве военно-морской базы как Советским Союзом, так и Китаем); соглашение о порте Дальний (Дальний был объявлен свободным портом, открытым для судоходства всех стран. Китайское правительство согласилось выделить для передачи в аренду пристани и складские помещения на основе отдельного соглашения. С этих соглашений начался период развития добрососедских отношений с Китайской республикой.


С каждым прожитым днём Вторая мировая война уходит от нас дальше в историю. Ряды истинных защитников Отечества, тех, кто не дал врагу поставить Россию на колени, редеют.


Муниципальный архив города Зеи призван хранить историю для потомков, поэтому продолжает пополнять состав объединенного архивного фонда «Участников Великой Отечественной войны», отдел культуры, архивного дела администрации города Зеи принимает на постоянное хранение личные документы (фронтовые письма, фотографии, дневники, удостоверения к наградам, листовки, фронтовые газеты, воспоминания и другие документы) которые помогут восстановить реальную картину того сурового времени, острее почувствовать тяжесть и горечь войны, радость долгожданной победы другим поколениям россиян.


По материалам архива,


ведущий специалист отдела культуры,


архивного дела администрации города Зеи


Е.Л. Макарова